Молодинская битва (1572 г.)

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск
Молодинская битва (1572 г.)
Дата

30 июля2 августа 1572

Противники
Gerae-tamga.png Крымское ханство
Флаг Турции Османская империя
Московия
Командующие
хан Девлет I Гирей Михаил Воротынский,
Дмитрий Хворостинин
Силы сторон
Военные потери
более 100 тысяч неизвестно
Общие потери


Би́тва при Молодя́х или Молоди́нская би́тва — крупное сражение, произошедшее между 29 июля и 2 августа 1572 года в 50 вёрстах южнее Москвы, в котором сошлись в бою московитские войска под предводительством воеводы князя Михаила Воротынского и армия крымского хана Девлета I Гирея, включавшая помимо собственно крымских войск турецкие и ногайские отряды. Несмотря на более чем двукратное численное превосходство, 120-тысячная крымская армия была обращена в бегство и почти полностью перебита.

По своему значению битва при Молодях сопоставима с Куликовской и другими ключевыми битвами в истории Московии. Победа в битве позволила Московии сохранить независимость и стала поворотной точкой в противостоянии Московского царства и Крымского ханства, которое отказалось от притязаний на Казанское и Астраханское ханства и впредь потеряло бо́льшую часть своей мощи.

Политическая ситуация

Экспансия Московии

Московитские стрельцы

В 1552 году московитское войско взяло Казань, а четыре года спустя, в стремлении получить выход на Каспий, удалось завоевание Астраханского ханства. Оба этих события вызвали весьма негативную реакцию в тюркском мире, так как павшие ханства были союзниками османского султана и его крымского вассала. Кроме того, для Московского государства открывались новые просторы для политической и торговой экспансии на юг и на восток, а кольцо враждебно настроенных мусульманских ханств, стеснявших Московию несколько столетий, было разорвано. Не замедлили последовать предложения подданства со стороны горских и черкесских князей, а Сибирское ханство признало себя данником Москвы.

Такое развитие событий весьма беспокоило Османскую империю и Крымское ханство. Набеговое хозяйство, составлявшее бо́льшую часть экономики Крымского государства, по мере укрепления Московии оказывалось под угрозой. Султана беспокоили перспективы остановки поставок невольников и добычи из южных степей, а также безопасность крымских вассалов. Целью османской и крымской политики стало возвращение Поволжья в орбиту османских интересов и восстановление былого кольца вокруг Московии.

Ливонская война

Ободрённый успехом в выходе на Каспий, Иван Грозный был намерен завоевать выход к Балтийскому морю, так как изоляция Московского царства была во многом обусловлена его географической отстранённостью от основных торговых путей и многовековым отсутствием выхода к морю. В 1558 году началась Ливонская война против Ливонской конфедерации, к которой позднее присоединились Швеция, Великое княжество Литовское и Польша. Поначалу события развивались благополучно для Москвы: под ударами войск князей Серебряного, Курбского, Адашева в 1561 году Ливонская конфедерация была разгромлена, большая часть Прибалтики оказалась под московитским контролем, был отвоёван город Полоцк, в котором находилась одна из древнейших православных епархий.

Вскоре, однако, удача сменилась рядом поражений. В 1569 году в результате Люблинской унии положение Московского государства осложнилось, так как ему нужно было противостоять возросшей силе соперников. Пользуясь пребыванием большей части московитского войска в Прибалтике, и накаляющейся внутренней обстановкой, связанной с введением опричнины, крымский хан совершал многочисленные набеги на южные рубежи московитских земель, в том числе безуспешный поход на Астрахань.

Крымский набег на Москву в 1571

Гуляй-город (вагенбург) с гравюры XV века

С поддержкой Османской империи и в согласовании с новообразованной Речью Посполитой крымский хан Девлет Гирей в мае 1571 года 40-тысячной армией совершил опустошительный поход на московитские земли. Обойдя с помощью перебежчиков засечные линии на южных окраинах Московии (цепь укреплений, называемых «поясом Пресвятой Богородицы»), он дошёл до Москвы и подпалил её пригороды. Построенный главным образом из дерева город почти полностью сгорел, за исключением каменного кремля. Количество жертв и уведённых в плен определить весьма трудно, но, по оценкам различных историков, оно исчисляется десятками тысяч. После пожара Москвы, Иван IV, уехавший до этого из города, предложил вернуть Астраханское ханство и был уже практически готов на переговоры о возврате Казани, а также срыл укрепления на Северном Кавказе.

Однако Девлет Гирей был уверен, что Московия уже не оправится от такого удара и сама сможет стать лёгкой добычей, к тому же в её пределах царили голод и эпидемия чумы. По его мнению, по ней оставалось только нанести последний удар. Весь год после похода на Москву он занимался составлением новой, гораздо более крупной армии. Активную поддержку оказала Османская империя, предоставившая ему 40 тысяч воинов, в том числе 7 тысяч отборных янычар. Из крымских татар и ногайцев ему удалось собрать около 80 тысяч человек. Владея огромным по тем временам войском в 120 тысяч человек, Девлет Гирей двинулся на Москву. Крымский хан неоднократно заявлял, что «едет в Москву на царство». Земли Московии были уже заранее поделены между крымскими мурзами. Вторжение крымского войска, как и завоевательные походы Батыя, поставило острый вопрос о существовании самой Московии.

В преддверии битвы

Главой пограничной стражи в Коломне и Серпухове, составлявшей всего 20 тысяч воинов, был князь Михаил Воротынский. Под его началом были объединены опричные и земские войска. Кроме них к силам Воротынского примкнул посланный царём отряд из 7 тысяч немецких наёмников, а также донские казаки. Прибыл нанятый отряд из тысячи «каневских черкасс», то есть украинских казаков. От царя Воротынскому поступил наказ, как вести себя на случай двух вариантов развития событий. На случай, если Девлет Гирей двинется на Москву и будет искать сражения со московитским войском, воевода был обязан перекрыть хану старый Муравский шлях и спешить к реке Жиздре. Если же станет очевидно, что крымцы заинтересованы в традиционном быстром налёте, грабеже и столь же быстром отходе, Воротынскому предстояло устраивать засады и организовывать «партизанские» действия. Сам Иван Грозный, как и в прошлом году, покинул Москву, на этот раз в сторону Великого Новгорода.

В этот раз поход хана был несравнимо более серьёзным, чем обычный набег. 27 июля крымско-турецкое войско подошло к Оке и стало переправляться через неё в двух местах — у впадения в неё реки Лопасни по Сенькиному броду, и выше Серпухова по течению. Первое место переправы охранял небольшой сторожевой полк «детей боярских» под командованием Ивана Шуйского, состоявший всего из 200 воинов. На него обрушился 20-тысячный ногайский авангард крымско-турецкого войска под командованием Теребердей-мурзы. Отряд не обратился в бегство, а вступил в неравный бой, но был рассеян, успев, однако, нанести большой урон крымцам. После этого отряд Теребердей-мурзы достиг окрестностей современного Подольска у реки Пахры и, перерезав все дороги, ведущие в Москву, остановился в ожидании главных сил.

Песня о нашествии крымских
татар на Московию в 1572 году

А не силная туча затучилася,
а не силнии громы грянули:
куде едет собака крымской царь?

А ко силнему царству Московскому:
«А нынечи мы поедем к каменной Москве,
а назад мы поидем, Резань возмем».

А как будут оне у Оки-реки,
а тут оне станут белы шатры роставливать.
«А думайте вы думу с цела ума:

кому у нас сидеть в каменной Москве,
а кому у нас во Володимере,
а кому у нас сидеть в Суздале,

а кому у нас держать Резань Старая,
а кому у нас в Звенигороде,
а кому у нас сидеть в Новегороде?»

Выходить Диви-Мурза сын Уланович:
«А еси государь наш, крымской царь!
А табе, государь, у нас сидеть в каменной Москве,
А сыну твоему в Володимере,

а племнику твоему в Суздале,
а сродичю в Звенигороде,
а боярину конюшему держать Резань Старая,

а меня, государь, пожалуй Новым городом:
у меня лежатъ там свет-добры-дни батюшко,
Диви-Мурза сын Уланович».

Прокличет с небес господен глас:
«Ино еси, собака, крымской царь!
То ли тобе царство не сведомо?

А еще есть на Москве Семьдесят апостолов
опришенно Трех святителей,
еще есть на Москве православной царь!»

Побежал еси, собака, крымской царь,
не путем еси, не дорогою,
не по знамени, не по черному!

(Песни, записанные для Ричарда Джемса
в 1619—1620 годах)

Основные позиции московитских войск, усиленные гуляй-городом, находились у Серпухова. Гуляй-город представлял собой щиты в полбревна размером со стену сруба, укреплённые на телегах, с бойницами для стрельбы и составленные кругом или в линию. Московиты были вооружены пищалями и пушками. Для отвлечения Девлет Гирей послал против Серпухова двухтысячный отряд, сам же с основными силами переправился через Оку в более отдалённом месте у села Дракино, где столкнулся с полком воеводы Никиты Романовича Одоевского[1], который в тяжелейшем сражении был разгромлен. После этого, основное войско двинулось на Москву, а Воротынский, сняв войска с береговых позиций, двинулся ему вдогонку. Это была рискованная тактика, так как вся надежда возлагалась на то, что «вцепившись в хвост» крымской армии, московиты заставят хана развернуться для сражения и не идти на Москву. Однако альтернативой было обгонять хана по боковому пути, что имело мало шансов на успех. К тому же был опыт предыдущего года, когда воевода Иван Бельский успел прибыть в Москву до крымцев, однако не смог предотвратить её поджога.

Ход битвы

Крымское войско изрядно растянулось и в то время как его передовые части достигли реки Пахры, арьергард лишь подходил к селу Молоди, расположенному в 15 километрах от неё. Именно здесь он был настигнут передовым отрядом московитов под руководством молодого опричного воеводы князя Дмитрия Хворостинина. Вспыхнул яростный бой, в результате которого крымский арьергард был практически уничтожен. Это произошло 29 июля.

После этого произошло то, на что надеялся Воротынский. Узнав о разгроме арьергарда и опасаясь за свой тыл, Девлет Гирей развернул своё войско. К этому времени уже был развёрнут гуляй-город вблизи Молодей в удобном месте, расположенном на холме и прикрытом рекой Рожаей. Отряд Хворостинина оказался один на один со всей крымской армией, но, правильно оценив обстановку, молодой воевода не растерялся и мнимым отступлением заманил противника к гуляй-городу. Быстрым маневром вправо уведя своих воинов в сторону, подвёл врага под убийственный артиллерийско-пищальный огонь — «многих татар побили». В гуляй-городе находился большой полк под командованием самого Воротынского, а также подоспевшие казаки атамана Черкашина. Началась затяжная битва, к которой крымское войско было не готово. В одной из безуспешных атак на гуляй-город был убит Теребердей-мурза.

После ряда небольших стычек 31 июля Девлет Гирей начал решающий штурм гуляй-города, но он был отбит. Его войско понесло большие потери, в том числе был взят в плен советник крымского хана Дивей-мурза. В результате крупных потерь крымцы отступили. На следующий день атаки прекратились, но положение осаждённых было критическим — в укреплении находилось огромное число раненых, кончалась вода.

2 августа Девлет Гирей вновь послал своё войско на штурм. В тяжёлой борьбе погибли до 3 тысяч московиты, защищавших подножие холма у Рожайки, понесла серьёзные потери и московская конница, оборонявшая фланги. Но приступ был отбит — крымская конница не смогла взять укреплённую позицию. В бою был убит ногайский хан, погибли трое мурз. И тогда крымский хан принял неожиданное решение — он приказал коннице спешиться и атаковать гуляй-город в пешем строю совместно с янычарами. Лезущие крымцы и османцы устилали холм трупами, а хан бросал всё новые силы. Подступив к дощатым стенам гуляй-города, нападавшие рубили их саблями, расшатывали руками, силясь перелезть или повалить, «и тут много татар побили и руки поотсекли бесчисленно много». Уже под вечер, воспользовавшись тем, что враг сосредоточился на одной стороне холма и увлёкся атаками, Воротынский предпринял смелый манёвр. Дождавшись, когда главные силы крымцев и янычар втянутся в кровавую схватку за гуляй-город, он незаметно вывел большой полк из укрепления, провёл его лощиной и ударил в тыл крымцам. Одновременно, сопровождаемые мощными залпами пушек, из-за стен гуляй-города сделали вылазку и воины Хворостинина. Не выдержав двойного удара, крымцы и турки побежали, бросая оружие, обозы и имущество. Потери были огромны — погибли все семь тысяч янычар, большинство крымских мурз, а также сын, внук и зять самого Девлета Гирея. Множество высших крымских сановников попало в плен.

Во время преследования пеших крымцев до переправы через Оку было перебито большинство бежавших, а также ещё один 5-тысячный крымский арьергард, оставленный на охрану переправы. В Крым возвратилось не более 10 тысяч воинов.

Как сообщала Новгородская летопись:

Да того месяца Августа 6 в среду, государю радость, привезли в Новгород Крымскаго лукы да дви сабли да саадачкы стрелами… а приехал царь Крымской к Москве, а с ним были его 100 тысяч и двадцать, да сын его царевич, да внук его, да дядя его, да воевода Дивий мурза — и пособи бог нашим воеводам Московским над Крымскою силою царя, князю Михайлу Ивановичю Воротынскому и иным воеводам Московским государевым, и Крымской царь побежал от них невирно, не путми не дорогами, в мале дружине; а наши воеводы силы у Крымскаго царя убили 100 тысяч на Рожай на речкы, под Воскресеньем в Молодях, на Лопасте, в Хотинском уезде, было дело князю Михайлу Ивановичю Воротынскому, с Крымским царем и его воеводами… а было дело от Москвы за пятдесят верст[2].

Последствия битвы

Политическая карта Причерноморья после поражения Крымского ханства

После безуспешного похода против Московии, Крым лишился почти всего боеспособного мужского населения, так как по обычаям почти все боеспособные мужчины были обязаны участвовать в походах хана. В целом, сражение при селе Молоди стало поворотной точкой в противостоянии Московии и Крымского ханства и последней крупной битвой Московии со Степью. В результате битвы была подорвана военная мощь Крымского ханства, столь долго угрожавшего московским землям. Османская империя была вынуждена отказаться от планов вернуть среднее и нижнее Поволжье в сферу своих интересов и они были закреплены за Московией.

Разорённая предыдущими крымскими набегами 1566—1571 гг. и стихийными бедствиями конца 1560-х гг., внутренним террором царской опричнины, воюющая на два фронта Московия смогла выстоять и сохранить свою независимость в крайне критической ситуации.

На Дону и Десне пограничные укрепления были отодвинуты на юг на 300 километров, непродолжительное время спустя были заложены Воронеж и новая крепость в Ельце — началось освоение богатых чернозёмных земель, ранее принадлежавших к Дикому полю.

По некоторым данным через 10 месяцев после сражения Михаил Иванович Воротынский умер после пыток, в которых принимал участие Иван Васильевич Грозный, однако данный факт остается неподтвержденным (при этом имя Воротынского не упоминается в "Синодике опальных", к тому же на одном из документов 1574 года стоит подпись князя). Серьёзные исследования на тему битвы при Молодях начали предприниматься только в конце XX века.

См. также

Литература

  • Андреев А. [Сетевой ресурс: www.kulichki.com/moshkow/HISTORY/ANDREEW_A_R/krym_history.txt История Крыма]. — Москва, 2001
  • Буганов В. И. Документы о сражении при Молодях в 1572 году. // Исторический архив, № 4, с.166-183, 1959
  • Буганов В. И. Повесть о победе над крымскими татарами в 1572 году // Археографический ежегодник за 1961 год. М., 1962. С. 259—275. (Битва при Молодях представлена день за днем)
  • Бурдей Г. Д. Молодинская битва 1572 года // Из истории межславянских культурных связей. М., 1963. С. 48—79 Учен. зап. Института славяноведения. Т. 26
  • Скрынников Р. Г. Опричный террор // Учен. зап. ЛГПИ им. А. И. Герцена. 1969. Т. 374. С. 167—174
  • Каргалов В. В. Московские воеводы XVI—XVII вв, гл. «Дмитрий Хворостинин», М., 2002



Примечания



Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.