Керченская оборонительная операция

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск

Керченская оборонительная операция — боевые действия советских войск в Крыму в мае 1942 года. Немецкое наступление в районе Керчи получило кодовое название «Охота на дроф» (Trappenjagd).


Керченская оборонительная операция
Противники
{{{противники 1}}} {{{противники 2}}}
Командующие
{{{командиры 1}}} {{{командиры 2}}}
Силы сторон
Военные потери
{{{потери 1}}} {{{потери 2}}}
Общие потери

{{{общие потери}}}

Kerch Art SAVO031 May 4 12 42.jpg

Предшествующие события

18 октября 1941 года 11-я армия вермахта под командованием Э. фон Манштейна начала операцию по захвату Крыма. К 16 ноября весь полуостров, кроме Севастополя, был оккупирован.
В декабре—январе 1941-42 года в результате Керченско-Феодосийской десантной операции советские войска вернули Керченский полуостров и продвинулись за 8 дней на 100–110 км. Однако уже 18 января немецкие войска вернули Феодосию.
В феврале—апреле 1942 года советские войска трижды предпринимали попытки переломить ход событий в Крыму, но в итоге только понесли большие потери (за период с 14 января по 12 апреля 1942 года потери Крымского фронта составили более 110 тыс. человек, в том числе более 43 тыс. безвозвратно) [1].

Планы немецкого командования

Директивой ОКВ № 41 от 5 апреля 1942 года немецкой 11-й армии ставилась задача очистить от противника Керченский полуостров и овладеть Севастополем.
Э. Манштейн вспоминал после войны:

На южном участке своего фронта — между Чёрным морем и селом Кой-Ассаном — он в основном по-прежнему занимал свой старый, хорошо оборудованный парпачский рубеж, так как все его атаки на этом участке были отбиты. На северном же участке его фронт отклонялся большой дугой на запад до Киета, выходя далеко вперёд за этот рубеж. Этот фронт образовался в то время, когда противник сбил с позиций 18-ю румынскую дивизию.

…Наша разведка показала, что противник сосредоточил две трети своих сил на северном участке… На южном участке оборону занимали только три дивизии и ещё две-три дивизии составляли резерв…

Эта обстановка и явилась основой, на которой штаб армии разработал план операции «Охота на дроф». Замысел заключался в том, чтобы нанести решающий удар не непосредственно по выдающейся вперёд дуге фронта противника, а на южном участке, вдоль побережья Чёрного моря, то есть в том месте, где противник, по-видимому, меньше всего его ожидал[2].

Силы сторон

Вермахт

11-я армия (командующий — генерал-полковник Э. фон Манштейн)

  • 30-й армейский корпус (генерал-лейтенант М. Фреттер-Пико)
    • 28-я егерская дивизия
    • 50-я пехотная дивизия
    • 132-я пехотная дивизия
    • 170-я пехотная дивизия
    • 22-я танковая дивизия
  • 42-й армейский корпус
    • 46-я пехотная дивизия
  • 7-й румынский корпус
    • 10-я румынская пехотная дивизия
    • 19-я румынская пехотная дивизия
    • 8-я румынская кавалерийская бригада

Авиационную поддержку 11-й армии оказывал 8-й авиакорпус (В. фон Рихтгофен).

РККА[3]

21 апреля 1942 года было образовано Главное командование Северо-Кавказского направления во главе с маршалом С. М. Будённым. Ему подчинялись Крымский фронт, Севастопольский оборонительный район, Северо-Кавказский военный округ и Черноморский флот с Азовской военной флотилией.
Крымский фронт (командующий генерал-лейтенант Д. Т. Козлов, члены Военного совета дивизионный комиссар Ф. А. Шаманин и секретарь Крымского обкома ВКП(б) B. C. Булатов, начальник штаба генерал-майор П. П. Вечный, представитель Ставки ВГК Л. З. Мехлис)

ВВС Крымского фронта возглавлял генерал-майор Е. М. Николаенко.

Ход боевых действий

Немецкое авиационное наступление началось за день до начала сухопутной операции — 7 мая. В результате советские штабы, долгое время не менявшие своего расположения, понесли большие потери, управление войсками нарушилось.
8 мая после артиллерийской подготовки началось немецкое наступление 30-го армейского корпуса в полосе советской 44-й армии. К концу дня оборона войск Крымского фронта была прорвана на фронте 5 км и на глубину 8 км. Успеху способствовала и высадка шлюпочного десанта с моря.
9 мая начала наступление немецкая 22-я танковая дивизия, к 10 мая она прорвалась в глубину обороны Крымского фронта и развернулась на север, выходя на коммуникации 47-й и 51-й армий.
Ночью 10 мая в ходе переговоров между комфронта Д. Т. Козловым и И. В. Сталиным было принято решение отвести войска фронта на Татарский вал и организовать на его линии оборону. Но получить приказ на отход 51-я армия уже не смогла. В результате удара по командному пункту армии 9 мая погиб командующий В. Н. Львов и ранен заместитель командующего К. И. Баранов. Исполняющим обязанности командующего стал начальник штаба армии полковник Г. П. Котов.
К исходу дня 10 мая передовые части немецкого 30-го армейского корпуса вышли к Татарскому валу. 12 мая немцы высадили воздушный десант в тылу 44-й армии. 13 мая советская оборона была прорвана.

В ночь на 14 мая маршал С. М. Будённый разрешил эвакуацию с Керченского полуострова. 15 мая противник занял Керчь. Эвакуация продолжалась по 20 мая (после исчерпания возможностей к сопротивлению в городе защитники Керчи ушли в Аджимушкайские каменоломни).
После окончания эвакуации директивой Ставки Крымский фронт и Северо-Кавказское направление были ликвидированы. Остатки войск направлялись на формирование нового Северо-Кавказского фронта (командующий — маршал С. М. Буденный).

Итоги сражения

Несмотря на численное превосходство советских войск в районе Керчи, они понесли тяжёлое поражение. В результате положение на южном фланге советско-германского фронта значительно усложнилось. Противник стал угрожать вторжением на Северный Кавказ через Керченский пролив и Таманский полуостров.
Вскоре после эвакуации с Керченского полуострова пал Севастополь (смотри Оборона Севастополя).
Немецкое командование могло теперь использовать высвободившиеся силы немецкой 11-й армии на любом участке советско-германского фронта.
За успехи 1 июля 1942 года Э. фон Манштейн получил звание генерал-фельдмаршала.

Потери советских войск

С 8 мая Крымский фронт потерял 162 282 человек, 4646 орудий и минометов, 196 танков, 417 самолетов, 10,4 тыс. автомашин, 860 тракторов и другое имущество. На Таманский полуостров удалось эвакуировать около 140 тыс. человек, 157 самолетов, 22 орудия и 29 установок PC.
Манштейн заявил о захвате 170 тыс. пленных, захвате и уничтожении 258 танков и 1133 орудий.
О собственных потерях он не сообщил.

Оргвыводы советского командования

Уже 4 июня 1942 года вышла директива Ставки ВГК № 155452 «О причинах поражения Крымского фронта в Керченской операции». В ней указывалось на «непонимание природы современной войны» командованием Крымского фронта и его армиями и выдвигались обвинения в «бюрократическом и бумажном методе руководства». Были сделаны и оргвыводы:

  • Представитель Ставки ВГК армейский комиссар 1-го ранга Л. З. Мехлис был снят с постов замнаркома обороны и начальника Главного политуправления Красной Армии и понижен в звании до корпусного комиссара.
  • Генерал-лейтенант Д. Т. Козлов был снят с поста командующего фронтом и понижен в звании до генерал-майора.
  • Дивизионный комиссар Ф. А. Шаманин снят с поста члена Военного совета фронта и понижен в звании до бригадного комиссара.
  • Генерал-майор П. П. Вечный снят с должности начальника штаба фронта.
  • Генерал-лейтенант С. И. Черняк и генерал-майор К. С. Колганов были сняты с постов командующих уже не существующими армиями и понижены в звании до полковников.
  • Генерал-майор Е. М. Николаенко был снят с поста командующего ВВС фронта и понижен в звании до полковника.

Поражение Крымского фронта стало большим ударом для начальника Генерального штаба Красной Армии маршала Б. М. Шапошникова. Еще ночью 11 мая он подписывал директивы Ставки ВГК, а уже вечером того же дня очередную директиву войскам подписали И. В. Сталин и А. М. Василевский (он стал исполняющим обязанности начальника Генерального штаба).

Источники

  • История Второй мировой войны. 1939—1945. т. 5 — М.: Воениздат. 1975. — с. 122–126.
  • [Сетевой ресурс: www.volk59.narod.ru/kerch1942.htm/ Трагедия Крымского фронта.]
  • Э. Манштейн. Утерянные победы. — М.-СПб.: АСТ—Terra Fantastica. 1999. ISBN 5-237-01547-6
  • [Сетевой ресурс: www.militera.lib.ru/h/isaev_av4/index.html/ А. В. Исаев. Краткий курс истории ВОВ. Наступление маршала Шапошникова. — М.: Яуза, Эксмо, 2005.]

Смотри также

[Сетевой ресурс: www.rkka.ru/maps/krym2.gif/ Карта Керченской оборонительной операции на сайте РККА.]

Письмо «опального генерала»

Из письма Д. Т. Козлова к А. И. Смирнову-Несвицкому[4]

«11.2.66 г. Здравствуйте, Александр Иванович!

Большое Вам спасибо за то, что не забыли старого опального генерала. Опала моя длится вот уже почти 25 лет.

В моей памяти часто встают события тех дней. Тяжко их вспоминать особенно потому, что вина за гибель всех наших полков лежит не только на нас, непосредственных участниках этих боев, но и на руководстве, которое осуществлялось над нами. Я имею ввиду не профана в оперативном искусстве Мехлиса, а командующего Северо-Кавказского направления и Ставку. Также я имею ввиду Октябрьского, который по сути дела не воевал, а мешал воевать Петрову и строил каверзы Крымскому фронту...

Я очень жалею, что не сложил там свою голову. Не слышал бы я несправедливостей и обид, ибо мертвые срама не имут...»[5]

Письмо К. Симонову [6]

Хочу привести пример операции, в которой наглядно столкнулись истинные интересы ведения войны и ложные, лозунговые представления о том, как должно вести войну, опиравшиеся не только на военную безграмотность, но и на порожденное 1937 годом неверие в людей. Я говорю о печальной памяти керченских событиях зимы - весны 1942 года.

Семь лет назад один из наших писателей-фронтовиков писал мне следующее: «Я был на Керченском полуострове в 1942 году. Мне ясна причина позорнейшего поражения. Полное недоверие командующим армиями и фронтом, самодурство и дикий произвол Мехлиса, человека неграмотного в военном деле... Запретил рыть окопы, чтобы не подрывать наступательного духа солдат. Выдвинул тяжелую артиллерию и штабы армии на самую передовую и т.д. Три армии стояли на фронте 16 километров, дивизия занимала по фронту 600-700 метров, нигде никогда я потом не видел такой насыщенности войсками. И все это смешалось в кровавую кашу, было сброшено в море, погибло только потому, что фронтом командовал не полководец, а безумец...»

Я был там же, где автор этого письма, и, хотя не разделяю его лексику, подписываюсь под существом сказанного. Заговорил я об этом отнюдь не затем, чтобы лишний раз недобрым словом помянуть Мехлиса, который, кстати, был человеком безукоризненного личного мужества и все, что делал, делал не из намерения лично прославиться. Он был глубоко убежден, что действует правильно, и именно поэтому с исторической точки зрения действия его на Керченском полуострове принципиально интересны. Это был человек, который в тот период войны, не входя ни в какие обстоятельства, считал каждого, кто предпочел удобную позицию в ста метрах от врага неудобной в пятидесяти, трусом. Считал каждого, кто хотел элементарно обезопасить войска от возможной неудачи, паникером; считал каждого, кто реально оценивал силы врага, - неуверенным в собственных силах. Мехлис, при всей своей личной готовности отдать жизнь за Родину, был ярко выраженным продуктом атмосферы 1937-1938 годов.

А командующий фронтом, к которому он приехал в качестве представителя Ставки, образованный и опытный военный, в свою очередь тоже оказался продуктом атмосферы 1937-1938 годов, только в другом смысле - в смысле боязни взять на себя полноту ответственности, боязни противопоставить разумное военное решение безграмотному натиску «все и вся - вперед», боязни с риском для себя перенести свой спор с Мехлисом в Ставку.

Тяжелые керченские события с исторической точки зрения интересны тем, что в них как бы свинчены вместе обе половинки последствий 1937-1938 годов, - и та, что была представлена Мехлисом, и та, что была представлена тогдашним командующим Крымским фронтом Козловым

Ссылки и примечания

  1. [Сетевой ресурс: www.soldat.ru/doc/casualties/book/chapter5_10_1.html/ Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Стат. исслед./ Г. Ф. Кривошеев, В. М. Андроников, П. Д. Буриков. — М.: Воениздат, 1993.]
  2. Э. Манштейн. Утерянные победы. — М.-СПб.: АСТ—Terra Fantastica. 1999. — с. 270–271.
  3. [Сетевой ресурс: docs.vif2.ru/misc/BoevojSostavSA1942.pdf Боевой состав советской армии. Часть 2.] // Военно-научное управление Генерального штаба. Военно-исторический отдел. (pdf)
  4. Александр Иванович Смирнов-Несвицкий был заместителем командующего и начальником инженерных войск Кавказского и Крымского фронтов с декабря 1941 года по апрель 1942 года.
  5. [Сетевой ресурс: pobeda.rambler.ru/unknownwar.html?id=263 А. Бондаренко. "Гнилая позиция" генерала Мехлиса.]
  6. [Сетевой ресурс: www.redstar.ru/2010/11/10_11/5_01.html]


Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.