Евреи в Крыму

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск
Еврейские земледельческие колонии Крыма[1]
В 1791 г. Симферополь, как и весь Крым, был включен в перечень территорий, где разрешалось постоянное проживание евреев[2].

В списке налогоплательщиков города, составленном в 1803 г., было 448 евреев-мещан и 23 купца. В 1847 г. в Симферопольское еврейское общество входили общины собственно Симферополя (431 человек), а также Ялты (87 человек) и Евпатории (30 человек).

После Крымской войны 1853–56 гг. приток евреев в Симферополь существенно возрос, и к 1897 г. в городе проживало 8951 евреев-раббанитов (18,2% всего населения), в том числе около 500 крымчаков; в городе насчитывалось около тысячи караимов. В 1880-х гг. в Симферополе возникли кружки Ховевей Цион, в конце 1890-х гг. – начале 1900-х гг. — сионистские группы; уполномоченным всемирной Сионистской организации в Симферопольском округе был В. Якобсон.

Статистические данные по Симферополю за 1880 год: евреев – 2709 человек (9 % населения), больше всего ремесленников – это портные, сапожники, жестянщики, столяры, токари, ювелиры; врачей – 4, учителей – 10, аптекарей – 3, музыкантов – 16, извозчиков – 17, присяжных поверенных – 4.

В начале XX в. в Симферополе жили примерно 9300 евреев (15% всего населения города); они занимались главным образом торговлей и ремеслами. Еврейским предпринимателям принадлежали несколько табачных фабрик и типографий. В Симферополе работали две школы талмуд-тора (для ашкеназов и крымчаков; объединились в 1910 г.), мужское и женское еврейское начальное училища (первое с ремесленным отделением), еврейская больница (основана в 1853 г.), Общество помощи бедным евреям, созданное в 1898 г. члены еврейской общины в 1906 г. выпускали газету «Молот».

Вот что писал в свое время о симферопольских евреях городской голова:

« «благодаря только своей благотворительности и готовности подчиниться всякому сбору на необходимые общественные надобности имеют Синагогу, молитвенные дома, больницу, две Талмуд-Торы, кладбище, имеют раввина, его помощника и богадельню для престарелых. Материальная поддержка, оказываемая ими своим бедным единоверцам, заслуживает подражания. Каждое бедное семейство получает ежегодное пособие в 50 руб., кроме того, на Пасху все снабжаются из общественной кассы; во все субботы и праздники евреи-солдаты как войск, расположенных в Симферополе, так и прибывающих из разных мест, снабжаются субботнею пищей на средства той же общины»[3]. »

В предреволюционные годы в городе насчитывалось 7 синагог.

Еврейский погром 1905 года

Еврейские погромы не обошли стороной и наш город. Один из таких погромов, весьма кровавый, случился в 1905 году. Было убито около 40 евреев. Вот что рассказывает о тех событиях Наталья Рапопорт, младшая дочь известного ученого-патоморфолога Якова Рапопорта.

« … дед Лэйб был директором реального училища в Симферополе. Учились в нем преимущественно еврейские дети. Когда в 1905 году в Симферополе разразился еврейский погром, училище стало одной из его мишеней. Деда избили до полусмерти. Он был без сознания и почти бездыханный. Специальная служба, которая подбирала жертв погрома, приняла его за мертвого и отвезла в морг. Он лежал там, заваленный трупами. Когда погром кончился, соседка деда отправилась в морг с тележкой, чтобы отыскать и забрать оттуда своих близких. Там она услышала чей-то стон. Разгребла трупы и обнаружила сильно покалеченного, но живого деда. Привезла его на тележке домой, и бабушка его выходила.

…Когда в Симферополе начался погром, мой шестилетний папа был дома. Услышав, что погромщики бесчинствуют в реальном училище, он ускользнул из дому и бросился туда. В детстве папа совсем не был похож на еврея. Конный казак с окровавленной шашкой остановился над ним и прокричал: «Ступай домой, а то тебя, неровен час, зашибут вместе с жидами!». Но папа побежал в училище. Деда оттуда уже увезли.

Все внутри было разбито, сломано, осквернено. Среди осколков оконного стекла и обломков школьной мебели валялся раздавленный голубой глобус. Этот разбитый на куски земной шар навсегда остался для папы символом еврейских погромов. Папе предстояло пережить их немало за его долгую жизнь».

»

Гражданская война

В годы 1-й мировой войны и гражданской войны в Симферополь прибыло значительное число беженцев с Украины, из Белоруссии, Литвы, а позднее — и из центральных и южных районов России. После февральской революции 1917 г. представители еврейских партий вошли в состав симферопольского совета. Для предотвращения погромов в Симферополе был сформирован еврейский батальон, однако в январе 1918 г. большевики, захватившие власть в городе, распустили батальон и вывели из городского совета депутатов от еврейских партий. В сентябре 1918 г. в Симферополе состоялся съезд еврейских общин Крыма; на нем был создан краевой комитет этих общин, во главе которого встал Д. Пасманик. В конце 1918 г. вышло несколько номеров газеты «Еврейская община». В ноябре 1918 г. – апреле 1919 г. в Симферополе действовало «краевое правительство», премьер-министром которого был караим С. Крым, министром внешних сношений М. Винавер. В этот период небольшие группы евреев (в основном члены молодежных сионистских организаций) начали переселяться из Симферополя в Эрец-Исраэль. В 1919–21 гг. в Симферополе находились центральные органы объединения еврейских кооперативов «Ахва».

Советская власть

С восстановлением в Симферополе советской власти (ноябрь 1920 г.) началась постепенная ликвидация еврейских учреждений и организаций. К середине 1920-х гг. были уничтожены все сионистские объединения; подпольная ячейка Ха-Шомер ха-ца‘ир просуществовала в Симферополе до 1927 г. В первой половине 1920-х гг. в окрестностях Симферополя создавались еврейские сельскохозяйственные поселения (в том числе халуцианские коммуны), в конце 1920-х гг. – начале 1930-х гг. — еврейские колхозы. В 1926 г. в Симферополе жили 19 869 евреев.

Гитлеровская оккупация

31 октября 1941 г. Симферополь заняли германские войска. Гитеровские методы по отношению к евреям здесь мало чем отличались от других оккупированных територий. Все евреи, не сумевшие к этому времени эвакуироваться (около четырнадцати тысяч человек), были расстреляны 11–14 декабря того же года. Всего в Симферополе и его окрестностях нацисты уничтожили 23 325 евреев. Была среди них и бабушка уже упомянутой Натальи Рапопорт. Люди до последнего не могли поверить в то, что такое возможно: уничтожение целого народа. Отчасти этому способствовали распускаемые новой власть слухи. В Симферополе после внезапного обнародования евреям приказания о явке на пункты сбора «для переселения» циркулировали пять вариантов слухов о возможной дальнейшей судьбе – от переселения в Палестину или крымские сельскохозяйственные колонии до отправки в СССР за линию фронта.

Очевидец вспоминал:

« «Я слышал эти слухи и сам считал, что не может быть уничтожения целой национальной группы… За что же уничтожат? В моем сознании и понимании это неукладывалось». »

В условиях отсутствия сведений о реальных планах по отношению к евреям, ввиду незнания о перспективе уничтожения руководство еврейских общин воздерживалось от призыва к крайним мерам и пыталось использовать тактику, направленную на отсутствие обострений в отношениях с властями, а также на поддержание их заинтересованности в еврейской общине – например, в профессиональных качествах евреев и в результатах их труда[4]. Атмосферу дезориентации и отчаяния, постигшую ту часть евреев Симферополя, которая ориентировалась на вновь созданную еврейскую администрацию и на исполнение ее предписаний, описывает фрагмент из послевоенного произведения:

« Во дворе еврейского комитета целый день мерзли мужчины, женщины и молодежь – все одинаково черные и неузнаваемые. Они обязаны были сюда являться каждый день, ждать, пока придутнемецкие солдаты и, грубо покрикивая, хлопая плетьми, отберут нужное количество и погонят на работу… Вдруг тихий говор умолк. Все повернулись к крыльцу, на котором появился председатель комитета. Сотни глаз уставились на него с тревогой и тайной надеждой. Голова Бейлисона была обмотана ватой и бинтом. На белом фоне выделялось распухшее лицо, в кровоподтеках. Его о чем-то спросили, но он не ответил на вопрос. Лицо его скривила страдальческая гримаса, и он тихо простонал: – Ой, идише киндер, мир зенын фарфолен. Тихий горестный шепот прошелся по толпе. – Мир зенын фарфолен… мир зенын фарфолен… Измученные люди продолжали стоять тихо, выжидающе. Кто-то должен сказать что-нибудь… о жизни, о спасении, может быть, о милости. Люди должны были это услышать. Этого требовала их жизнь и жизнь их детей. Толпа продолжала стоять в напряженной тишине. Но не нашлось ни такого человека, ни такого слова. И черные сгорбленные тени разошлись, и каждый уносил с собой целый океан горя и отчаяния. »

Советские подпольщики иногда оказывали помощь евреям, нуждавшимся в укрытии и фальшивых документах. Так, в отчете секретаря Симферопольского подпольного горкома И.А. Козлова о деятельности Симферопольского подпольного горкома за период с октября 1943 по апрель 1944 г. значится:

« «Наши люди принимали меры к спасению евреев и их детей от истребления озверелыми фашистами (Самарская, Носов и т.д.). На квартире у члена сарабузской группы Бровко укрылась женщина еврейка Сорокина Бэлла Соломоновна».

»

Евреи значительно пополнили ряды крымских партизан. Когда же стало ясно, что «еврейский вопрос» в Крыму решается самым жестоким методом, начались случаи и вооруженного восстания мирного населения.

Житель Симферополя Х.Г. Лашкевич записал в своем дневнике 26 декабря 1941 г., через две недели после антиеврейской акции в городе:

« «В течение этих двух недель я слышал толки о том, что некоторые евреи не пошли на регистрацию и попрятались, а немцы их вылавливали. …Прятавшиеся евреи вылавливались на чердаках, в подвалах, в окопах, в щелях». Представление о том, сколько евреев и крымчаков не повиновались приказу о явке и были обнаружены в первые недели после основной акции, прошедшей в Симферополе с 9 по 14 декабря, дают цифры из отчета айнзатцгруппы «Д», которая в середине февраля 1942 г. докладывала в Берлин: Поиски оставшихся евреев, которым до сих пор удалось избежать расстрела в силу того, что они скрывались или предоставили ложные сведения о себе, продолжались. С 9 января по 15 февраля в Симферополе более трехсот евреев арестованы и казнены. … На других территориях команды былитакже ликвидированы 100-200 евреев.» »

Скрывавшийся у учителя математики, русской женщины симферополец Е.Е. Гопштейн был на грани обнаружения пять раз. Оставленные им воспоминания позволяют проникнуть в душевный мир человека, стремившегося сохранить присутствие духа и национальную гордость в смертельно опасной ситуации. Однажды немецкий офицер открыл кладовку, где прятался Е.Е. Гопштейн, и почти было вошел туда.

« «Я решил, что на этот раз, кажется, мне уйти не удастся. Нужно было собрать все свои силы, чтобы не подать вида, и чтобы не подумали, что «жиды» цепляются за жизнь и умереть не умеют» »

После войны

После войны часть эвакуированных из Симферополя евреев вернулась в город; была восстановлена община. По данным переписей, в 1959 г. численность еврейского населения Симферополя составляла 11 040 человек, в 1970 г. — 10 948, в 1979 г. — 10 335, в 1989 г. — 8362 человека; евреи жили также в колхозах, расположенных недалеко от города. В конце 1960-х гг. в Симферополе оставалась одна синагога; власти разрешали выпечку маццы.

В 1970–80-х гг. Симферополь стал одним из основных центров нелегальной и полулегальной работы по изучению истории и культуры караимов и крымчаков; организатором и активным участником этой работы был Л. И. Кая (1912–88).

Евреи Симферополя сегодня

В конце 1980-х – начале 1990-х гг. в Симферополе начали легально действовать различные еврейские организации — Крымское общество еврейской культуры «Зибн лихт» (основано в июне 1989 г.), молодежный культурный центр, музыкальный ансамбль «Хаверим». Были образованы кружки по изучению иврита и идиш. С октября 1990 г. стала выходить газета «Шолэм». В мае 1991 г. в Симферополе прошли дни еврейской культуры в Крыму. В декабре 1992 г. в городе была основана Еврейская община Крыма.

В 1999 году создан благотворительный центр «Хесед-Шимон». В настоящее время еврейская община города насчитывает около 6500 человек.

Велкам ту зе краймиан Калифорниа

Если верить АиФ, в 1922 г. в Крыму, разбитом во всех отношениях гражданской бойней, появились представители еврейской финансовой организации из США «Джойнт», которые начали пробивать идею создания эдесь еврейской автономной республики.

В Симферополе создали филиал банка «Агро-Джойнт», стали появляться еврейские посёлки, число которых доходило до 150. В ноябре 1923 г. руководитель еврейской секции РКП(б) Абрам Брагин подал в Политбюро проект решения о создании в Крыму не автономной, а уже полноправной советской социалистической еврейской республики.

Для поселенцев выделили 132 тыс. гектаров крымских угодий. Прослышав о том, что в Крыму большевики открыли филиал Земли обетованной, туда стали прибывать евреи со всей России. 19 февраля 1929 г. был подписан договор между «Джойнтом», который в то время за отсутствием дипотношений с США представлял у нас Америку, и ЦИК РСФСР.

Документ, носивший красивое название «О Крымской Калифорнии», содержал в себе обязанности сторон. «Джойнт», например, выделял СССР по 1,5 млн. долларов в год (до 1936 г. было получено 20 млн. долл.), и под эту сумму ЦИК оставил в залог 375 тыс. гектаров крымской земли. Они были оформлены в акции, которые купили 200 с лишним американцев, в том числе политики Рузвельт и Гувер, финансисты Рокфеллер и Маршалл, генерал Макартур… Все споры по этому договору должны были решаться в третейском суде немецкого Гейдельберга.

Деньги шли еврейским переселенцам напрямую через «Агро-Джойнт», минуя советский бюджет. На них покупали технику, инвентарь и продукты. Такая несправедливость подхлестнула протесты проживавших в Крыму татар, болгар, греков, немцев, да и украинского населения. На одном из заседаний Политбюро Сталин заявил, что ничего, кроме национальной междоусобицы, «Крымская Калифорния» стране не даёт. Он предложил проект закрыть, и его закрыли.

История с «Крымской Калифорнией» вновь всплыла в разгар Второй мировой войны. В 1943 г. на Тегеранской конференции Рузвельт в разговоре со Сталиным сообщил, что в скором времени у его администрации начнутся проблемы с поставками в СССР по ленд-лизу, если проект «Крымской Калифорнии» не будет реанимирован. Об этом писал весьма информированный источник — Милован Джилас, будущий вице-президент Югославии. Он с Иосипом Броз Тито тайно прилетел в СССР и в личной беседе спросил Сталина, зачем весной 1944 г. из Крыма депортировали татар. По его словам, Сталин сослался на данные Рузвельту обязательства расчистить Крым для еврейских переселенцев.

Сталин понимал, что американцы продавливают крымский проект не в интересах советских евреев, а в своих геополитических целях. Однако тяжёлые обстоятельства вынуждали маневрировать, и торг вокруг «Крымской Калифорнии» продолжался. Сталин настаивал на том, что это государственное образование должно находиться в составе СССР в статусе автономной республики (руководителем собирались назначить Лазаря Кагановича), и хотел получить 10 млрд. долл. кредита на восстановление экономики страны. Деньги вроде бы пообещали, но при условии выхода Крыма из состава СССР. Дело в очередной раз заглохло…[5] Но это ещё не конец истории. Настал 1954 г., который должен был стать временем окончательной расплаты по старым долгам. Американцы считали, что над СССР ещё висит остаток двадцатимиллионного кредита, хотя в счёт погашения этих долгов Израилю через «Джойнт» было для войны с арабами передано много трофейного немецкого оружия. Вашингтон мог затеять склоку и потребовать крымских земель. И тогда новое коллективное руководство СССР — Хрущёв, Булганин, Маленков, Молотов, Каганович — решило подстраховаться.

Осенью 1953 г. Крым посетил Хрущёв. Полуостров произвёл на него удручающее впечатление. Потом он полетел в Киев, где долго уламывал руководство Украинской ССР принять Крым под их юрисдикцию. Украинские товарищи брать Крым не хотели — после войны им хватало и своих проблем. Однако, использовав старые связи, Хрущёв уговорил украинских лидеров. Теперь УССР должна была отвечать за старый советский долг.

Примечания



Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.