Творчество Юлии Друниной

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск
Память сердца.jpg

Из письма Алексея Каплера Друниной:

« Девочка моя родная! Вот ты ушла, а я, вместо того чтобы работать, раскрыл книжку твоих стихов и стал читать. Как будто впервые, как будто никогда не знал их — так я плакал над ними, так узнавал ту, что писала их, — удивительную, честнейшую, неповторимую. Броситься бы сейчас к тебе, рассказать об этом.

Но тебя нет, а когда придешь — смогу ли я объяснить тебе, как заново полюбил, и будет ли у тебя настроение понять это? Кланяюсь тебе в ножки, любимая моя, за все, за все. И прежде всего за стихи, которые я прочел, сам становясь под их светом лучше. Твой безымянный человек и любитель. Я тебя обожаю (франц.).

»

Из предсмертной записки Юлии Друниной Владимиру Савельеву:

« Володя, считаю тебя хорошим товарищем, потому (как известно, ни одно доброе дело не остается безнаказанным) обременяю просьбами помочь моим ребятам с похоронами (в смысле, «подтолкнуть» СП), а мне с посмертной новой книжкой.

Почему ухожу? По-моему, оставаться в этом ужасном, передравшемся, созданном для дельцов с железными локтями мире такому несовершенному существу, как я, можно только имея крепкий личный тыл...

А я к тому же потеряла два своих главных «посоха» — ненормальную любовь к старокрымским лесам и потребность «творить»... Оно и лучше — уйти физически не разрушенной, душевно не состарившейся, по своей воле. Правда, мучает мысль о грехе самоубийства, хотя я, увы, неверующая. Но если Бог есть, он поймет меня...

Обнимаю, прости, живи долго!

Ю. 20/XI-91. Пахра.

»
««Песня рыбака» из кинофильма «Человек-амфибия»».
варианты исполнения

  1. Артур Почиковский - песня из кинофильма Проиграть.png
  2. Георг Отс - концерт Г. Отса Проиграть.png
  3. Алёна Свиридова - концерт Свиридовой Проиграть.png


«Алиска»

Юлия Друнина P1060628-1.jpg

Есть у Друниной прелестная маленькая повесть «Алиска», написанная прозой. Она всего лишь про лисенка. которого приручили, но не уберегли. Конечно, тут зверушка, не человек, да и происходит все в мирной домашней обстановке. А вот читаешь — и ловишь себя на мысли, что это своеобразно преломилась наша общая вина перед теми, кто сам уже защищаться не может.

« Страшно подумать, что... навеки для тебя потерянное существо... не смог уберечь. »

Стихи

<poem>Щебетовка

Лейтенант Щебетов! Ваше имя селению дали. Но немногие знают про то, И про подвиг ваш Знают едва ли. Просто думают - Пение птиц Послужило названью основой. Лейтенант Щебетов! Между нами Натянутый провод. Лейтенант Щебетов! Я дыханье тяжелое ваше Слышу в шуме ветров, Что по скалам насупленным Пляшут. Там вы роту вели, Где теперь не пройти Альпинистам, Где одни лишь стрижи Режут воздух с пронзительным свистом А ворвавшись в село, Вдруг упали, Сжимая винтовку... Вновь весна. Замело Алычовой пургой Щебетовку...

КИММЕРИЯ

Я же дочерь твоя, Расея, Голос крови не побороть. Но зачем странный край Одиссея Тоже в кровь мне вошел и в плоть.

Что я в гротах морских искала, Чьи там слышала голоса? Что мне черные эти скалы, Эти призрачные леса?

Что мне буйная алость маков, А не синь васильков во ржи?.. Отчего же и петь и плакать Так мне хочется здесь, скажи? Юлия Друнина. Мир до невозможности запутан. Стихотворения и поэмы. Сер.: Поэтическая Россия. Москва: Русская книга, 1997.

Старый Крым

Куры, яблони, белые хаты — Старый Крым на деревню похож. Неужели он звался Солхатом И ввергал неприятеля в дрожь?

Современнику кажется странным, Что когда-то, в былые года, Здесь бессчетные шли караваны, Золотая гуляла Орда.

Воспевали тот город поэты, И с Багдадом соперничал он. Где же храмы, дворцы, минареты?— Погрузились в истории сон...

Куры, вишни, славянские лица, Скромность белых украинских хат. Где ж ты, ханов надменных столица — Неприступный и пышный Солхат?

Где ты, где ты?— ответа не слышу. За веками проходят века. Так над степью и над Агармышем Равнодушно плывут облака...

У моря

Догола

    здесь ветер горы вылизал,

Подступает к морю

              невысокий кряж.

До сих пор

         отстрелянными гильзами

Мрачно звякает

         забытый пляж.

В орудийном грохоте прибоя Человек

    со шрамом у виска

Снова,

   снова слышит голос боя,

К ржавым гильзам

         тянется рука.

У памятника

Коктебель в декабре. Нет туристов, нет гидов, Нету дам, на жаре Разомлевших от видов. И закрыты ларьки, И на складе буйки, Только волны идут, Как на приступ полки.

Коктебель в декабре. Только снега мельканье, Только трое десантников, Вросшие в камень. Только три моряка, Обреченно и гордо Смотрят в страшный декабрь Сорок первого года.

Шторм

Скачут волны в гривах пены, Даль кипит белым-бела. Осень вырвалась из плена, Закусила удила.

Казакуют вновь над Крымом, Тешат силушку шторма. А потом — неумолима — Закуражится зима.

Мне и грустно, и счастливо Видеть времени намет. Скачут кони, вьются гривы, Женский голос душу рвет:

«Жизнь текла обыкновенно, А когда и не ждала, Сердце вырвалось из плена, Закусило удила...»

Предгорье

Я люблю все больней и больнее Каждый метр этой странной земли, Раскаленное солнце над нею, Раскаленные горы вдали. Истомленные зноем деревни, Истомленные зноем стада. В полусне виноградников древних Забываешь, что мчатся года, Что сменяют друг друга эпохи, Что века за веками летят... Суховея горячие вздохи, Исступленные песни цикад. И в тяжелом бреду суховея, В беспощадной колючей пыли Продолжаю любить, не трезвея, Каждый метр этой трудной земли — Пусть угрюмой, пускай невоспетой, Пусть такой необычной в Крыму.

А люблю я, как любят поэты: Непонятно самой почему...

ЗИМА НА ЮГЕ

Подснежники на склонах южных, Дымятся горы на заре... Когда такое снится — нужно Податься в отпуск в январе. Забыв о бедах и победах, О прозе будничных забот, Бродить часами в мокрых кедах Среди заоблачных высот. Пить из ладоней, как из блюдца, Холодный кипяток реки...

Надеюсь, не переведутся На белом свете чудаки, Те, кто зимою, а не летом Вдруг мчатся в южный городок,— Те божьей милостью поэты, Что двух не сочинили строк.

В ПЛАНЕРСКОМ

Над горою Клементьева Ветра тревожный рев. Рядом с легким планером Тяжелый орел плывет. Здесь Икаром себя Вдруг почувствовал Королев, Полстолетья назад В безмоторный уйдя полет.

Сколько тем, что когда-то Мальчишками шли сюда, Тем девчонкам, которых Взяла высота в полон?.. Ах, не будем педантами, Что нам считать года? Возраст сердца — Единственный времени эталон...

Над горою Клементьева Так же ветра ревут, Как ревели они Полстолетья тому назад. Через гору Клементьева К солнцу пролег маршрут, Хоть давно с космодромов Туда корабли летят.

В СТЕПИ

Гладит голые плечи Суховей горячо. Ошалевший кузнечик Мне взлетел на плечо.

Я боюсь шевельнуться, Я доверьем горда. Степь - как медное блюдце. Что блеснуло? Вода!

Ручеек неказистый, Но вода в нем сладка... Что мелькнуло как искра - Неужели строка?..

Октябрь в Крыму

Октябрь в Крыму - Как юности возврат. Прозрачен воздух, Небо густо-сине. Как будто в мае Дружный хор цикад, И только утром Их пугает иней.

Я осень Перепутала с весной. Лишь мне понятно, Кто тому виной...

На улице Десантников живу... На улице Десантников живу, Иду по Партизанской за кизилом. Пустые гильзы нахожу во рву — Во рву, что радом с братскою могилой.

В глухом урочище туман, как дым, В оврагах расползается упрямо. Землянок полустертые следы, Окопов чуть намеченные шрамы.

В костре сырые ветки ворошу, Сушу насквозь промоченные кеды, А на закате в городок спешу — На площадь Мира улицей Победы.

Отцвели маслины в Коктебеле.

Отцвели маслины в Коктебеле, Пожелтел от зноя Карадаг... А у нас в Полесье Зябнут ели, Дождик, Комариные метели Да в ночи истошный лай собак.

Я люблю тебя, Мое Полесье, Край туманных торфяных болот. Имя звонкое твое, Как песня, В глубине души моей живет. Отчего же Нынче над собою, В полумраке северных лесов, Вижу юга небо голубое, Слышу дальних теплоходов зов?

Ну, а ты В ночах осенних, длинных, Ты, От моря и меня вдали, Помнишь ли Цветущие маслины И на горизонте корабли?

Нынче в наших горах синева...

Нынче в наших горах синева, Нынче серое небо в столице. И кружится моя голова — А твоя голова не кружится?

Я не шлю телеграммы в Москву, Не пленяю сияющим Крымом, Я приехать тебя не зову — Приезжают без зова к любимым...

Бежала от морозов — вот беда...

Бежала от морозов — вот беда: От них, должно быть, никуда не деться. Сковали землю Крыма холода И добираются они до сердца.

Я, как могу, со стужею борюсь — Хожу на лыжах в горы, А под вечер Твержу, чтобы согреться, наизусть Скупые наши, считанные встречи...

Запах соли, запах йода...

Запах соли, запах йода. Неприступны и горды, Рифы каменные морды Выставляют из воды. И рассматривают горы, Бликов солнечных игру, И людей: веселых, голых Золотую мошкару.

Да здравствуют южные зимы!

Да здравствуют южные зимы! В них осень с весной пополам. За месяц январского Крыма Три лета куротных отдам.

Здесь веришь, что жизнь обратима, Что годы вдруг двинулись вспять. Да здравствуют южные зимы!—

Короткая их благодать.


Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.