Нестеренко, Мария Петровна

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск
майор
Мария Петровна Нестеренко
Мария Петровна Нестеренко.jpg
Период жизни
 августа 1910  —  28 октября 1941

Мария Петровна Нестеренко — пилот-истребитель[1], майор, заместитель командира авиаполка особого назначения.

Биография

Родилась она в августе 1910 года в поселке Буды недалеко от Харькова. По семейной традиции пошла работать на фаянсовый завод, где овладела тонкой и сложной профессией рисовальщицы. Была активной общественницей, спортсменкой, увлекалась музыкой. Одновременно успешно оканчивает Харьковское авиационное училище, а в 1933 году Качинскую военную школу летчиков, и становится профессиональным пилотом-истребителем[2].

С присущей ей хваткой она осваивала боевую технику, совершенствовала летное мастерство. Шло и ее командирское становление: младший, старший летчик, начальник службы связи АЭ, командир звена, помощник командира эскадрильи. Служба на Украине, Дальнем Востоке, в России. За личные успехи в овладении боевой техникой и умелое руководство подразделениями была награждена орденами Красной Звезды и Трудового Красного Знамени.

В Киеве вела большую общественную работу. Там же, в цветущих каштановых садах на Соломенке, настигла ее любовь. Мария вышла замуж за однополчанина Павла Рычагова.

Мария Петровна Нестеренко совершила перелёт в составе женского экипажа (первый пилот -М.П. Нестеренко, второй пилот - М.Г. Михалёва, штурман - Н.И. Русакова) по маршруту Хабаровск - Львов на самолете «Украина» 27 июля 1940 г. Достигнуть конечной точки маршрута не удалось из - за грозы, сильного встречного ветра и обледенения, но за 22,5 часа летчицы прошли путь около 7000 км.

Неудавшийся перелет Хабаровск-Львов

Из документальной повести К.Ф. Белоконя «В пылающем небе»[3]:

« ...Осенью 1939 года капитан Михалёва была вызвана в Москву, в штаб ВВС, где ей предложили принять участие в перелете по маршруту Хабаровск — Львов на самолете «Украина» в составе женского экипажа военных летчиц: командира экипажа капитана Нестеренко Марии Петровны, штурмана старшего лейтенанта Русаковой Нины Ивановны. Михалёва должна была лететь вторым пилотом.

»

Хотя Белоконь и пишет о долгой и тщательной подготовке, на самом деле подготовка проходила менее полугода, что для такого проекта слишком мало. Летная подготовка также не соответствовала требования перелета, т.к. проходила большей частью в условиях зимы и ранней весны. Поэтому экипаж больше занимался теоретическими занятиями и зубрежкой летного устава. Лишь в середине мая приступили к качественной летной подготовке и отработке основных маневров перелета. Полной слаженности экипажа за столь короткий период добиться не удалось.

« Экипаж готовился долго и тщательно. Совершенствовал технику пилотирования днем и ночью, в облаках производили длительные полеты по маршрутам. Много времени занимались теорией и практикой штурманского дела, астронавигацией, радиосвязью, метеорологической подготовкой.

...Правительственная комиссия приняла решение перелет назначить на 27 июля 1940 года. Полет был рассчитан на предельную дальность: даже при самых благоприятных метеорологических условиях горючего хватало в обрез.

...в 8 часов 8 минут московского времени «Украине» дали старт. Первые три тысячи километров по маршруту Хабаровск — озеро Байкал — станция Тайшет полет проходил хотя и над гористой местностью Яблоневого, Баргузинского и Байкальского хребтов, но в сравнительно терпимых погодных условиях.

»

Недалеко от Новосибирска самолет попал в зону грозового фронта. Михалева успела передать одну радиограмму на землю, после чего радиостанция вышла из строя. В результате сильного обледенения отказал один двигатель и самолет резко потерял высоту - с 7000 до 1000 и продолжал снижаться.

« Только на высоте одного километра Нестеренко почувствовала «послушность» рулей и вывела самолет в горизонтальный полет. Но снова беда. Оказалось, левый мотор не работает. Пришлось тянуть на одном двигателе. Самолет шел со снижением, высота уже 50 метров, а внизу сплошные озера да болота. Вдруг — какая радость! — неработающий мотор взревел, и самолет послушно пошел вверх. Причина неисправности сомнений не вызывала: во время обледенения карбюратор покрылся льдом, и горючее в мотор не поступало. Только после оттаивания на малой высоте дефект устранился сам по себе.

Так в течение почти шести часов в кромешной темноте отважные летчицы вели тяжелую борьбу со стихией. Наконец, Урал остался позади, и погода начала улучшаться. Но в это время экипаж принял следующую сводку: по маршруту южнее Москвы обширный район затянут мощной облачностью, ее нижняя кромка опускалась до ста метров над землей, шел дождь.

Борьба с обледенением, длительный полет при сильном встречном ветре резко уменьшили запас горючего, а впереди новые испытания в борьбе с ненастьем. Чтобы не допустить неизбежной вынужденной посадки из-за полного расходования горючего, Правительственная комиссия решила дальнейший полет прекратить, о чем было сообщено экипажу. Выполняя это указание, 28 июля в 6 часов 40 минут Мария Нестеренко мастерски произвела посадку «Украины» около деревни Исаково Кировской области. Три отважные советские летчицы находились в воздухе 22 часа 32 минуты, пролетев около 7 тысяч километров. 30 июля 1940 года об этом сообщали на первых страницах все центральные газеты.

»

Недоносительство о государственном преступнике

Осенью 1940 года Нестеренко уже в звании майора была назначена на должность заместителя командира авиаполка особого назначения. В этой должности она была арестована на 4-й день войны. А Рычагов был арестован на два дня раньше – 24 июня 1941 года. Обвинялась Мария в «недоносительстве о государственном преступнике» Рычагове: «…будучи любимой женой Рычагова, не могла не знать об изменнической деятельности своего мужа…».

В ночь с 15 на 16 октября 1941 года центральный аппарат НКВД эвакуировался в Самару (тогда – Куйбышев). Туда же были вывезены и важнейшие подследственные. А вдогонку полетело распоряжение Берии: следствие прекратить, суду не предавать, немедленно расстрелять.

« Акт. Куйбышев, 1941 год, октября 28 дня, мы, нижеподписавшиеся, согласно предписанию Народного комис-сара внутренних дел, генерального комиссара государ-ственной безопасности тов. Берия Л.П. от 18 октября 1941 г. за № 2756/Б, привели в исполнение приговор о ВМН – расстрел в отношении следующих 20 человек осужденных: Штерн Г.М., Локтионов А.Д., Смушкевич Я.В., Савченко Г.К., Рычагов П.В., Сакриер И.Ф., Засосов И.И., Володин П.С., Проскуров И.И., Склизков И.О., Арженухин Ф.К., Каюков М.М., Соборнов М.Н., Таубин Я.Г., Розов Д.А., Розова-Егорова З.П., Голощекин Ф.И., Булатов Д.А., Нестеренко М.П., Фибих А.И. »

См. также

Выпускницы Качинского лётного училища 1933 года:

Казаринова, Тамара Александровна

Кокорина, Зинаида Петровна

Ломако, Вера Федоровна

Михалёва, Мария Григорьевна

Осипенко, Полина Денисовна

Сумарокова Н.В.

Уразова ( Головня) Клавдия Семеновна

Юдина (Елисеева) Лина Яковлена

Примечания



Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.