Крымов, Александр Михайлович

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск
Генерал-лейтенант А. М. Крымов

Алекса́ндр Миха́йлович Кры́мов (23 октября 1871 — 31 августа 1917 Петроград) — русский генерал, участник заговора А. И. Гучкова с целью дворцового переворота.

Биография

Из дворян Варшавской губернии. Учился в Псковском кадетском корпусе. В службу вступил 01.09.1890.

В 1892 окончил Павловское военное училище. Из училища выпущен Подпоручиком (ст. 04.08.1892) в 6-ю артиллерийскую бригаду. Поручик (ст. 05.08.1895). Штабс-капитан (ст. 19.07.1898).

В 1902 окончил Николаевскую академию Генерального штаба по первому разряду. Цензовое командование ротой отбывал в 182-м Гроховском полку (31.10.1902 — 26.02.1904).

Участник русско-японской войны 1904—1905, во время которой служил в штабе IV Сибирского АК. Затем служил при штабе IV АК. С 4 ноября 1906 — делопроизводитель мобилизационного отделения Главного штаба, с 14.3.1909 мобилизационного отделения ГУ ГШ. С 19 сентября 1910 — начальник отделения ГУГШ. С 15.7.1911 командир 1-го Аргунского полка Забайкальского казачьего войска. С 25 ноября 1913 — и.д. генерала для поручений при командующем войсками Туркестанского военного округа генерале A.В. Самсонове.

Первая мировая война

После начала первой мировой войны 18 августа 1914 назначен и.д. генерала для поручений при штабе 2-й армии, которой командовал A.В. Самсонов.

С 7.9.1914 командующий бригадой 2-й Кубанской казачьей дивизии.

С 27.3.1915 начальник Уссурийской конной бригады. Заслужил славу решительного кавалерийского начальника. 18 декабря 1915 бригада развернута в дивизию и Крымов назначен её командующим.

Февральский переворот

Ещё задолго до февральской революции Крымов был близок к думской оппозиции Николаю II. Историк русского масонства Нина Берберова пишет[1]:

« Мы знаем теперь, что генералы Алексеев, Рузский, Крымов, Теплов и, может быть, другие были с помощью Гучкова посвящены в масоны. Они немедленно включились в его «заговорщицкие планы». Все эти люди, как это ни странно, возлагали большие надежды на регентство (при малолетнем царевиче Алексее) вел. кн. Михаила Александровича, брата царя. Почему он казался им подходящим человеком – неясно. Говорил ли Гучков об этом с самим Михаилом Александровичем – неизвестно, … »

В январе 1917 Крымов выехал в Петроград. По воспоминаниям М. В. Родзянко Крымов выступал перед группой думцев, обещая поддержку армии в совершении переворота.

П.Н Врангель так описывает возвращение Крымова из Петрограда 30 марта[2]:

« Генерал Крымов, повидавши Гучкова, М.В. Родзянко, Терещенко и других своих политических друзей, вернулся значительно подбодренный. По его словам, Временное правительство, несмотря на кажущуюся слабость, было достаточно сильно, чтобы взять движение в свои руки. Главной поддержкой Временного правительства помимо широких кругов общественности и значительной части армии должны были быть, по мнению генерала Крымова, казаки. »

После того как командующий 3-м конным корпусом Ф.А. Келлер отказался приводить корпус к присяге Временному Правительству, на его место был назначен Крымов.

24 августа 1917 Крымов был назначен ген. Л. Г. Корниловым главнокомандующим отдельной Петроградской армией. На Крымова возлагалось подавление выступлений в столице.

30 августа к Крымову по поручению Керенского прибыл начальник кабинета военного министра полковник Самарин, бывший ранее начштаба уссурийской конной дивизии Крымова, с предложением отправиться для переговоров в Петроград. Крымов решил ехать. Он прибыл к Керенскому, где представил ему свои объяснения произошедших событий и после предложения Керенского о сдаче полномочий и скрытого шантажа, понял, что оказался в ловушке, устроенной Керенским с целью выманить его и отделив от верных ему частей, насильно изолировать. Узнав действительную суть планов Керенского, осознав измену и своё положение фактического пленника у безумного властолюбца, а также невозможность что-либо изменить, унизительным допросам и аресту Крымов предпочёл смерть. Выйдя из кабинета Керенского генерал Александр Михайлович Крымов застрелился.

Генерал А. Г. Шкуро, известный участник Белого движения, вспоминает о Крымове:[3]:

Тут я несколько отвлекусь, дав характеристику генерала Крымова, совместно с которым мне часто приходилось работать. Он, грубый с виду, резкий на словах, разносивший, не выбирая выражений, своих подчиненных, задиравшийся по всякому поводу с начальством, пользовался, несмотря на все это, безграничным уважением и горячей любовью всех подчиненных, от старшего офицера до младшего казака. За ним, по первому его слову — все в огонь и в воду. Это был человек железной воли, неукротимой энергии и неустрашимой личной храбрости. Он быстро разбирался в самой запутанной военной обстановке и принимал смелые, но неизменно удачные решения; хорошо изучил своих подчиненных и умел использовать их боевые качества и даже самые их недостатки. Так, зная склонность казаков держать подле себя коней, дабы в случае неудачи спешно изменить свое местонахождение, Крымов держал коноводов верстах в 50-ти от места боя, благодаря чему его казаки держались в пешем бою крепче самой стойкой пехоты. Зная местность огня, он со своими забайкальцами, природными охотниками, применял такой метод борьбы с наступающим противником: занимал горные вершины отдельными взводами казаков, которые устраивались там по-своему и били на выбор. Никакой огонь артиллерии, никакие атаки баварцев не могли выкурить из горных щелей засевших в них казаков.

Я недолго работал с Крымовым, но вынес много ценных уроков и светлую память об этом доблестном солдате, об этом честном человеке, который не мог мириться с предателем Керенским и пережить позора России. Вечная ему память!

Воспоминания Маннергейма о Крымове

Наиболее критическое положение сложилось на левом фланге, где конная дивизия генерал-майора Крымова, выступавшая связующим звеном между группой Вранца и 3-м армейским румынским корпусом, обороняла центральный участок горного хребта Магура (высшая точка — 1001 метр над уровнем моря). На востоке с горы был виден город Фокшаны и окружающая его равнина, которая казалась безграничной.

Поздним вечером 2 января 1917 года я получил ошеломляющее известие. До этого мы в течение дня безуспешно пытались связаться с полевыми частями Крымова, и наконец выяснилось, что генерал со всей своей дивизией отошёл, не предупредив соседние соединения. Ни у меня, ни у штаба румынской армии не было свободных сил, чтобы занять эту позицию, а немцы не замедлили захватить участок, который контролировал Крымов, и начать артиллерийский обстрел Фокшан. Генералу Авереску с его штабом пришлось оттуда уйти. Когда через несколько дней наши части перегруппировались для нанесения ответного удара, горная гряда была уже очень сильно укреплена, и потребовалось гораздо больше войск, чтобы вернуть этот участок.

Несколько недель спустя я получил разъяснения о странном поведении Крымова. Основанием для приказа об отходе было следующее: «Потеряв всякое доверие к румынской армии, я решил отвести свою дивизию к ближайшему русскому армейскому корпусу и присоединиться к нему». Какое простое решение! Трудно понять, как генерал Крымов, имевший хорошую репутацию, мог так грубо нарушить законы войны. Помимо всего прочего, он оставил позиции без предупреждения, поэтому нечего было даже пытаться исправить нанесенный им вред. И такое преступление этот офицер генерального штаба совершил совершенно безнаказанно! Группа Вранца в течение месяца обороняла подходы к Фокшанам, после чего её отвели для отдыха и пополнения. Приказ по 12-й кавалерийской дивизии гласил, что она должна передислоцироваться в Бессарабию, а точнее — в окрестности Кишинева. Я не мог не испытывать сожаления, что мне пришлось оставить командование войсками в Трансильванских Альпах.

Карл Густав Маннергейм. Мемуары.

Награды

Примечания

Ссылки

  • [Сетевой ресурс: www.hrono.ru/biograf/bio_k/krymov_am.html Биография Крымова А. М. на сайте «Хронос»]
  • [Сетевой ресурс: www.stepanov01.narod.ru/library/denikin02/chapt06.htm А. И. Деникин Очерки русской смуты. Глава VI]
  • А. Г. Шкуро [Сетевой ресурс: militera.lib.ru/memo/russian/shkuro_ag/04.html Записки белого партизана] — М.: ООО «Издательство ACT»: ООО «Транзиткнига», 2004. — 540 с.


Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.